Региональная общественная организация Футбольный Клуб ветеранов ДИНАМО - МОСКВА им. Л.И. Яшина.
twitter vkontakte facebook

14.02.2017

МЕНТЮКОВ Юрий Алексеевич

Родился 7 февраля 1962 в Москве, воспитанник футбольной школы «Динамо» (Москва), опорный полузащитник, мастер спорта.

Достижения: обладатель Кубка СССР (1984 г.)

В книге «Футбольная школа московского Динамо», вышедшей в 2009 году, ее авторы Игорь Добронравов и Андрей Сергеев уделили должное внимание юношам, подающим большие надежды. Среди тех, кто выделялся на фоне сверстников, прибавлял в мастерстве и обнадеживал своих футбольных наставников, был и Юра Ментюков. Рассказ Юрия Алексеевича о себе я взял оттуда, правда, с некоторыми сокращениями.

В 1972 году отец Алексей Кузьмич и старший брат Борис привели меня в динамовскую школу к Владимиру Петровичу Кесареву. Первое время я играл в передней линии, а затем в интересах команды тренер перевел меня в защиту. Но голы я забивать любил и частенько бегал в атаку. Природой у меня была заложена хорошая выносливость, а за годы занятий в школе удалось приобрести технические навыки. До восьмого класса все ребята учились в своих школах по месту жительства, а на последние два года нас собрали в специализированный класс 210-й общеобразовательной школы, которая находилась рядом со стадионом «Динамо». Ежедневные двухразовые занятия позволили резко поднять уровень технической оснащенности. Плюс к этому игра в футбол во дворе с друзьями.

В 17 лет меня включили в заявку команды мастеров и я провел 4 матча за дубль. В основном составе команды дебютировал в Москве в манеже ЦСКА 21 ноября 1980 года против ташкентского «Пахтакора». Мы выиграли со счетом 4:1. Помню, что Саша Молодцов, который уже считал себя опытным игроком, так как проводил за команду 9-ю игру (!), очень старался, носился по полю, и даже забил четвертый гол, хотя в этой игре уже после первого тайма все было ясно.

Как правило, я действовал в центре на месте опорного полузащитника, но бывало, что тренеры ставили меня и на левый край, и в среднюю линию, и в оборону. Постоянно выступать в основном составе я начал в 1981 году, и в четвертой игре на выезде с динамовцами Тбилиси забил гол. Мы тогда выиграли 2:0. Получив пас от кого-то из партнеров, нанес сильный удар метров с 25, а вратарь грузинских одноклубников Отари Габелия оказался к приему мяча не готов.

Голов было не так много, практически все они забиты сильными ударами из-за штрафной площади. Очень нужный команде мяч я забил в игре на Кубок СССР в 1984 году с днепропетровским «Днепром» в 1/8 финала в гостях. Вратарь соперников Сергей Краковский был бессилен парировать мой дальний удар. В 1984 году, несмотря на слабое выступление в чемпионате СССР, мы смогли одержать победу в Кубке.

Еще один важный гол я забил в матче 1/32 финала Кубка УЕФА во Вроцлаве польскому «Шлёнску». Мы проигрывали уже в начале встречи со счетом 0:2, но минут за десять до конца первого тайма я отквитал один мяч. Во втором тайме Искандер Джавадов сравнял счет, в итоге ничья – 2:2. Дома на «Динамо» мы, однако полякам проиграли 0:1, и в следующий этап розыгрыша не прошли.

Начало сезона 1982 года я пропустил. На учебно-тренировочном сборе мне кто-то из партнеров сильно «рассадил» ногу и вот буквально за время двухчасового переезда из Алахадзе в Сочи у меня развилось воспаление надкостницы. Нога болела так сильно, что буквально «искры из глаз» сыпались. В Сочи мне сделали операцию, а В.Д.Соловьев почему-то посчитал, что я просто испугался или уклоняюсь от участия в матчах Кубка СССР, которые в этот период проходили на юге. В наказание он оставил меня лечиться в Москве, когда в марте 1982 года команда «Динамо» вылетела в Англию на три товарищеских встречи. Причем вначале Адамас Соломонович Голодец позвонил домой и сообщил, что меня берут с командой. Я уже побежал покупать сувениры, а когда вернулся, мама сообщила, что Голодец перезвонил еще раз и сказал, что поездку отменили. Может быть, так сложилось к лучшему, играть бы в Англии я, конечно, не смог бы. Мне пришлось еще долго восстанавливаться, и выступать я начал только с десятого тура.

Так прошло два года. А 25 июля 1984 года на стадион «Динамо» во встрече с киевскими одноклубниками я получил серьезную травму. Как потом рассказывал хирург первого медицинского диспансера Алексей Балакирев, ему запомнился этот уникальный случай – он выкачал десять шприцов жидкости из моего колена. Произошел надрыв капсулы и растяжение крестообразных связок. Я отдавал пас внутренней стороной стопы, а кто-то из соперников двумя ногами меня опасно атаковал. Три месяца я лечился, но, вероятно, не довел дело до конца. Вышел на замену в Днепропетровске, но на одной из следующих тренировок во время выполнения несложного упражнения, бедро повернулось, а нога осталась на месте. В колене раздался сильный хруст, и операция стала неизбежной. Появился я на поле только в июле 1985 года уже при новом тренере Э.В.Малофееве. Он выпустил меня в матче с тбилисскими динамовцами на замену в начале второго тайма вместо Рената Атаулина. Мы победили – 1:0. После игры нас завезли на базу в Новогорск, и там Малофеев до часа ночи расхваливал мои действия: «Играть надо именно так», - заключил он. Но на следующий матч в основной состав не поставил, а когда счет к 12-й минуте стал 2:0 в пользу торпедовцев Кутаиси, вдруг сказал: «Раздевайся и выходи». На 15-й минуте я заменил Андрея Кобелева, вышел без разминки, без настроения, ожидал, что буду играть с самого начала, а Малофеев меня разочаровал. И все, наверное, было бы нормально, если бы реализовал представившуюся мне возможность забить гол. Но травма на подсознательном уровне в полную силу играть не позволяла, и в том эпизоде к мячу надо было далеко тянуться, а я поберег ногу и выгодный момент упустил. В результате мы проиграли 1:3, а я в конце матча получил серьезную травму. Я провел еще два матча за московское «Динамо» в том году, потерпели поражение в Днепропетровске 0:5 и уступили в Одессе «Черноморцу» 0:2. На этом динамовская часть моей игровой карьеры завершилась.

Мы встретились с Ментюковым в Лужниках, где Юрий Алексеевич работает тренером ФШМ (ранее он долгое время тренировал и динамовских мальчишек). Там он ведет две группы мальчишек: 2002 и 2008 годов рождения. Свою дальнейшую футбольную жизнь он обрисовал без подробностей.

- У меня была семья, надо было зарабатывать на жизнь, да и в футбол еще не наигрался. Поэтому откликался на все предложения, стараясь выбирать ближе к Москве, ведь семья оставалась в столице. Долго нигде не задерживался: Ярославль, Саратов, Тула, Андижан, Люберцы, Рыбинск. В Ярославле, куда я ушел из «Динамо», поначалу все шло успешно, и мне все нравилось. «Шинник» реально претендовал на путевку в высшую лигу. В середине сезона мы дважды обыграли ЦСКА, будущего победителя турнира, сначала дома, а через три недели в Москве. Команда была на подъеме, и у меня игра шла. И тут нам, футболистам, объясняют, что руководство области настоятельно рекомендует резко омолодить команду местными воспитанниками. Сказано – сделано. В итоге «Шинник» занял… 14-е место.

В узбекском Андижане было того хуже. Посулили хорошие по тем трудным временам материальные блага. Сначала кормили обещаниями, а потом оказалось, что выполнять их и не собирались. Дальше – больше. В 1990 году городской стадион сожгли сами же болельщики и команда, чтоб хотя бы доиграть сезон, перебралась в Ташкент. Зарплату перестали платить. И мы, все кого обманули, разъехались по домам.

Первое первенство новой России я начал во второй лиге в рыбинском «Вымпеле». Неплохо мы там играли, а в сезоне 1993 года даже первое место в зоне взяли. В Рыбинске мне пришлось подвергнуться редкому испытанию: побывать сразу в двух ипостасях – и футболиста и играющего тренера. Да не просто тренера, а старшего! Представляете: я и состав на игру определяю, и протокол заполняю, в игре участвую, по ходу дела провожу замены, в перерыве между таймами настраиваю партнеров, а после матча провожу разбор игры! К счастью, эти мучения продлились недолго.

Когда я перевел разговор на его сверстников, Ментюков сразу начал говорить о Саше Молодцове.

- Он был самый талантливый из нас, нападающий редкого дарования. Но не повезло ему, в «Динамо» слишком часто менялись тренеры, а каждый новый наставник по-своему выстраивал игру команды. То Сашу в полузащиту поставят, а то и в защиту. И это его – прирожденного форварда. Ведь в школе «Динамо» он с завидной регулярностью демонстрировал чудеса результативности. Обидно, что клуб так и не использовал его способности, а ведь он так хотел играть. Играть и забивать. А каким прекрасным партнером он был. Когда мы оба выходили на поле, я чувствовал себя на подъеме. Сейчас он редко появляется на людях.

Свою работу тренером динамовского дубля (последние девять игр 2007 года), Ментюков вспомнил без энтузиазма. И я понял: лезть в душу не обязательно. А вот отметить своих футбольных учителей ему было приятно.

- Конечно, мне повезло. Такие личности как Адамас Соломонович Голодец, Вячеслав Дмитриевич Соловьев, Александр Александрович Севидов здорово помогали молодежи быстрее становиться мастерами. А Евгений Иванович Лядин в юношеской сборной! А Валентин Александрович Николаев в молодежной сборной! Очень приятно вспомнить Сергея Александровича Коршунова. Он меня особенно поддерживал и довел до второй сборной Союза. А когда чувствуешь доверие тренера, то готов горы свернуть. Но особенно я благодарен Владимиру Петровичу Кесареву, моему первому тренеру в динамовской школе. Вот кто настоящий педагог! Он как никто другой умел подобрать нужные слова к сердцу каждого мальчишки. Ведь он принял нас десятилетними и довел до выпуска из школы. Мы его все любили, слушали и почитали.

Стало ясно – если хочешь разговорить Юрия Алексеевича, то спроси о его учениках.

- С той поры, когда меня привели в динамовскую школу, жизнь сильно изменилась. В мое время столько мальчишек хотело стать футболистами, что когда объявлялся набор в школу, очередь выстраивалась от метро до тренировочного поля «Динамо»! Конкурс был нешуточный, отсеянные неудачники плакали. И вот минуло меньше полувека. Очередей давно уже нет, и сейчас мы берем почти всех, кто к нам приходит. Конечно, я понимаю, соблазнов больше появилось, каких в наше время мы и не знали.

Постскриптум. Мне было интересно посмотреть в живую на тренировку младшего возраста. Я не сразу отыскал поле №6 (территория Лужников представляет собой гигантскую стройплощадку), где восьмилетние мальчишки, разбившись на две команды, уже играли на четвертушке футбольного поля под бдительным присмотром Ментюкова.

На идеально ровной поверхности с искусственной травой превосходного качества, хорошо экипированная малышня энергично гоняла мяч между легкими переносными воротами. Силы команд были равны и атаки следовали поочередно. Вратари смело подкатывались под удар, полевые в меру финтили с мячом, применяя ложные замахи. Легкий морозец подгонял будущих мастеров, и со стороны смотреть было не скучно. Голы отмечались без воплей и приплясываний, а с достоинством, что было присуще когда-то советскому футболу. Юрий Алексеевич, наблюдая из-под низко надвинутой на лоб шапочки, время от времени бросал краткие подсказки, и вступал в игру на стороне атакующей команды. Мальчишки и сами не молчали, но все их возгласы, что я слышал, были по делу. Уходя и прощаясь, я сказал, что мне увиденное понравилось. И в ответ: - Да, среди них трое-четверо есть очень неплохих.

На фоне отстраивающихся Лужников слова тренера прозвучали оптимистично!

Подготовил Юрий КОШЕЛЬ