Региональная общественная организация Футбольный Клуб ветеранов ДИНАМО - МОСКВА им. Л.И. Яшина.
twitter vkontakte facebook

02.08.2017

 

Александр Павлович РАКИТСКИЙ

Родился 1 июля 1946 в Москве. 
Вратарь.
Обладатель Кубка СССР в сезоне 1966/67 г.
Лучший дебютант сезона в 1965 г.

Начинал карьеру в московском «Динамо». В основном составе дебютировал 3 ноября 1964 года в матче с «Молдовой». Всего за «бело-голубых» он сыграл 63 (-42 мячей) матча в чемпионате и Кубке. В сезоне 1965 получил приз лучшему дебютанту сезона. В 1969 ушёл в ленинградское «Динамо». Через два года перешёл в «Торпедо». В основном составе он закрепиться не сумел и в 1974 году стал игроком «Карпат». В львовском клубе Ракитский был основным вратарём, всего сыграв 82 (-86 мячей) матча. Завершал карьеру в 1978 году, в «Красной Пресне». После окончания выступлений работал тренером в Бурунди, потом тренером вратарей  в основной и дублирующей командах «Локомотива».

Советская школа вратарей

В Советском Союзе было созвездие прекрасных вратарей. Во всех командах высшей лиги уж двое обязательно были такого уровня, хоть в сборную привлекай. А лично для меня Яшин навсегда останется эталоном во вратарской профессии. У него прием мяча был идеальный: он мяч не хватал, а принимал и тот, как послушный прилипал к его перчаткам. Лев Иванович очень хорошо бил мяч кулаком, а ведь это непросто выбежав из ворот в кучу чужих и своих мгновенно оценить невозможность захвата мяча и нанести сильный удар кулаком по центру кожаного шара. Не все этому могут научиться, а Яшин делал это уверенно. На тренировках не щадил себя и этим заводил других. И в отличие от других вратарей просил, да нет – требовал, чтоб ему били с пяти и даже трех метров. Кричал: «Бей! Не бойся, бей же!». 

Короткая жизнь в «Динамо»
Я в школу «Динамо» пришел в 1959 году и попал в руки прекрасного тренера-педагога Александра Сергеевича Назарова. Низкий поклон ему. Причем, взяли меня как нападающего. Но как-то перед одной из игр не явился вратарь и тренер, спасая ситуацию, поставил в ворота меня. Я не подвел, да и самому понравилось. С той поры мое место на поле определилось окончательно. Как говорится, все решил случай. 

А команда моего года рождения подобралась очень даже неплохая. Мы два последних года перед выпуском становились чемпионами Москвы, а в последний год – чемпионами Союза. Из нашего состава смогли себе сделать имя в футболе Володя Штапов, Витя Вотоловский, а Юра Вергопуло стал известным арбитром. Жаль, не раскрыли свой потенциал одаренные Саша Рябов, Саша Моисеев и Толя Суслов. Хорошая подрастала поросль.

Александр Назаров: «Моей надеждой и опорой был Александр Ракитский. О качестве его игры красноречиво говорит тот факт, что в финалах Всесоюзных юношеских соревнований 1963 и 1964 годов он признавался лучшим. Сашу отличали хорошая реакция, прыгучесть, точный выбор места в воротах. Он непрерывно передвигался в воротах, ни на секунду не застывал на месте. В нем многие маститые специалисты видели наследника Льва Яшина».

Из школы меня сразу взяли в основу «Динамо» и я, 18-летний мальчишка, оказался рядом с лучшим вратарем Европы Львом Яшиным. Нас селили вместе в гостиницах во время поездок, в Новогорске мы тоже вдвоем. Когда я слышал от кого-нибудь что у меня вратарские манеры от Яшина, я не удивляюсь: а от кого же они могли быть. В тренировочных буднях Лев Иванович был немногословен: «Смотри на меня. Делай, как я». И я смотрел во все глаза.

В зарубежных поездках мы тоже вместе. Но там у меня появлялась дополнительная нагрузка, правда не обременительная. Каждый из нас старался привезти домой какие-нибудь подарки и полезные вещи. Деньги, хоть и небольшие, нам давали, а вот сходить в магазин для Яшина было проблемой. Его всюду узнавали, вокруг него собиралась толпа – автографы, восхищение, фотографирование… В общем, сделать покупки он никак не мог. Поэтому он просил это сделать меня, ведь я был в толпе неузнаваем.

То же «Динамо», только ленинградское
Когда меня брали в «Динамо» я оказался третьим вратарем после Яшина и Владимира Беляева. Вскоре Беляев ушел, но появился опытный Михаил Скоков, и я снова третий. В 1968 году меня свалил сильный радикулит, я выбыл на полгода. Когда боли прошли, Бесков предложил мне для восстановления игровых качеств перейти к ленинградским одноклубникам (сейчас это ход назвали бы арендой). Два сезона я отыграл в городе на Неве и вспоминаю их с удовольствием – я основной вратарь команды первой лиги, ведущей споры за путевку в «вышку». В 1969 году мы остались вторыми, чуть-чуть отстав от команды Орджоникидзе. В очном поединке два наших гола судья не засчитал, а единственный гол в наши ворота, забитый чуть ли не с десятиметрового офсайда, засчитан был. Нас это сильно расстроило и на следующий год мы играли уже с пониженным тонусом. Но вообще ко мне отношение было очень даже хорошее. Генерал Викторов, куратор команды и ярый болельщик «Динамо» как ленинградского, так и московского, меня категорически не хотел отпускать обратно в Москву. Мне же хотелось домой.  

Наступил 1971 год и перед началом сезона я проясняю у Бескова свои перспективы. В команде Володя Пильгуй, Валера Балясников. Если хочешь вернуться к нам, - поясняет Константин Иванович, - будешь конкурировать с ними за место в основе. Мне же хотелось играть, а не бороться за место, и я расстался с «Динамо».

На перепутье
Еще когда я играл за Ленинград, ко мне приезжал из Москвы Анатолий Коршунов, по поручению Николая Петровича Старостина уговаривать за «Спартак». Я отказался, и моя строптивость аукнулась мне через восемь лет, когда закончив играть, пришел устраиваться тренером в «Красную Пресню». Утверждая трудовой договор со мной, тот самый Старостин промолвил: «А помнишь…» и поставил мне самую низкую ставку. Но я к тому времени уже знал, что за все надо расплачиваться… 

Выбрал я «Торпедо». Но там Виктор Банников, отличный вратарь, он для команды прямо талисман. Так что за спиной такой знаменитости я за три сезона участвовал только в дюжине игр, и это в самом расцвете молодости. Надо было принимать решение. И я принял предложение львовских «Карпат». И угадал!

Моя команда
Во Львове я отыграл пять лет и у меня там все получалось здорово. Коллектив подобрался просто замечательный. Я, как вратарь, ладил с защитниками, а они относились ко мне даже с нежностью. Мы четыре года одним составом играли, вот это и есть сыгранность. Был случай прямо-таки трогательный: я сломал палец на руке, наложили гипс, а завтра матч. И тут мне говорят: «Саша, соглашайся играть, а мы не то что бить по воротам не дадим, вообще в штрафную не пустим». И я позволил себя уговорить, защитники в тот день играли, как львы. В общем, за девяносто минут я славно отдохнул! 

Осенью 1976 года мы должны были брать медали. Нам это казалось настолько очевидным, что некоторые стали преждевременно «отмечать» будущий успех. Все заранее предвкушали скорые награждения, поздравления, торжества в городе, где за нас болели шумно и преданно. Последний матч проводим дома, у нас в гостях «Зенит». А ведь в родных стенах мы почти не проигрываем. Выиграем сейчас – серебро, сведем вничью – бронза. Выходим на игру с таким настроением, как будто уже победили, и…получите и распишитесь 0:3. Холодный душ и четвертое место.

Психологический удар был жуткий. В такой ситуации неминуемы взаимные упреки, подозрения. Сочувствую нашему тренеру, Эрнесту Эрвиновичу Юсту. Он золотой человек, мягкий, интеллигентный, вежливый со всеми, и специалист великолепный. Ему было совсем туго, но кардинальные решения принимает не тренер. И вот руководство решило резко омолодить состав команды. Те, кому за тридцать – свободны, причем без разговоров. И хотя меня не трогали, но я не стал дожидаться, собрал пожитки и в Москву. Потом уже слышал, что меня вдогонку обвиняли во всех смертных грехах.

А «Карпаты» резко сдали и по итогам года покинули высшую лигу. Увы.

Вратарская доля
Вратари всегда помнят обидные голы и чувствуют вину. Приведу два примера, причем оба случая в игре против ростовского СКА, сильной команды тех лет. В Ростове пропустил «пенку» от Понедельника. Поздно рванулся за ничейным мячом, а ростовчанин наоборот, не мешкал, и успел раньше меня. Потом мы еле-еле успели сквитать счет уже в самом конце матча. А в московском матче уже мы ведем 1:0, времени до конца остается немного. И тут кто-то бьет по моим воротам, а пробил плохо и несильно. Траектория мяча совсем рядом, и пока мяч катится я мысленно прикидываю – как бы мне его покрасивее взять. Приноравливаясь так и эдак, совсем забыл про яшинские наставления – играй проще! – в общем пропустил мяч, который мог бы взять любой мальчишка. 

Вратарские хитрости
На мой вопрос: - Как вы готовились к дуэли с пенальтистами? Ракитский ответил загадочно: - у меня была своя схема подготовки перед ударом с 11-метрового. И замолчал, давая понять, что для ответа этого достаточно. Затем добавил, как иллюстрацию, - «Карпаты» на венгерском сборе участвовали в каком-то, забыл уже, турнире. Наш матч закончился вничью и победителя определяли в послематчевых пенальти. Мне удалось отбить все пять ударов. Моя схема сработала! 

 

О дружбе динамовской
Я 11 лет проработал в Африке старшим тренером сборной Бурунди и клуба «Интер-Стар». С этой командой ниже второго места не опускались, восемь раз становились чемпионами страны. Сборная тоже играла с успехом, дома не проигрывала даже сильным соперникам. Но, я отвлекся. Так вот, сидим мы как-то с супругой на терраске нашей хижины, гляжу: два амбала не спеша идут в нашу сторону. Оба огромного роста. Незнакомые. Подходят ближе – ба! Да это же Жоря Рябов с кем-то. Он тогда дипкурьером служил и вот воспользовался оказией. Мы не виделись давно, поэтому особенно душевно посидели, повспоминали прошлое. Я ведь о профессии дипкурьеров знал только по кинофильмам, поэтому спросил: - «Жора, а бывают опасные ситуации»? «Случаются». Он всегда был немногословным. 

Потом точно также объявился другой динамовец, Гена Еврюжихин, и тоже по таким же командировочным делам. Вдали от дома такие нечаянные встречи приходят как самый дорогой подарок.

В прошлом году я отмечал свой юбилей. Скоромно, по-домашнему. Самыми желанными гостями были коллеги по профессии – Володя Пильгуй и Миша Скоков. Так Володя буквально сразил меня неожиданным подарком: на массивной подставке композиция – мяч и обхватывающие его вратарские перчатки. Редкая вещица.

Казусы
В 1965 году после завершения чемпионата «Динамо» по приглашению отправилось в Великобританию. Последний, кажется, матч назначен в Глазго. Мы в раздевалке уже готовимся к предстоящей игре. Выбегаем на поле, а соперника нет. Зрители на трибунах есть, а команды соперника отсутствует. Погода, правда, жуткая – под ногами ледяная корка, с неба снежная крупа. Шотландцы, как нам объяснили, отказались проводить матч, боясь травм, ведь их национальная сборная через несколько дней должна играть отборочный матч к ЧМ. Если не ошибаюсь, хозяева нам заплатили неустойку. 

Другой случай. После завершения сезона 1967 года «Динамо» совершило поездку по странам Южной Америки. Так в Боливии меня с Юрой Авруцким вербовали остаться. Почему выбор пал на нас? Не знаю, наверное, вычислили самых молодых. Помню, на шикарном авто с открытым верхом, за рулем расфуфыренная красавица возила нас по улицам Боготы, показывая прелести нашей будущей райской жизни. Так что мы сполна насладились бесплатной экскурсией.

Тренерская доля
После возвращения на родину в конце 1996 по приглашению Володи Пильгуя начал работать с вратарями «Торпедо», но этот длилось, увы, недолго, месяца три. Сменили тренера, потом весь тренерский состав и я оказался свободен. Вскоре меня взял «Локомотив», сначала в школу, потом в главную команду. У меня с Юрием Семиным был полный контакт, поэтому и работалось хорошо. В том, что и Руслан Нигматуллин и Сергей Овчинников признавались лучшими вратарями России, надеюсь, есть и частица моего труда. Бразилец Гилерме при мне начинал, тоже способный вратарь. 

Сейчас я на пенсии и за футболом слежу только по телевизору. Переживаю за «Динамо», слежу за «Локомотивом». Очень надеюсь, что «Динамо» в ближайшем матче против «Амкара» одержит первую победу в этом чемпионате. Смотрю, болельщики потянулись на трибуны после первой лиги. Если болельщики поддержат команду - положительный результат придет. В матче со «Спартаком» это было.   

Беседу вел Юрий КОШЕЛЬ, Пресс-служба.